Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

капитан алатристе

Об одной педагогической ошибке. Или двух



В ранней юности занесло меня в странный кружок художественного слова - близкий к театральному, но упор делался на элегантное чтение текста с петербуржским произношением. Не иначе как дикторов готовили.

Преподавательницу этого слова (назовём её А) я тихо обожала. Она таки умела вложить уверенность, что ты занят интересным, настоящим и совершенно взрослым делом. Разыгрывали сценки, отрабатывали дикцию, просто играли; потом выбирали подходящее стихотворение или отрывок в прозе и начинали работать с ним, полируя жесты и интонацию. Я и сейчас могу вспомнить, как следовало читать стих про Клавины завитушки (боги, боги мои, как изменились нравы с тех пор! Дреды и антоцианин, Агния Львовна, а не завитушки эти ваши жалкие!)

Нужно было выйти, обвести взглядом зал и ясно сказать:

- Без конца вздыхала Клава:
- Если б я была.. (три плавных шага вперёд, по одному на слово, пауза) кудрява.. (жест рукой в сторону и вверх, пауза - и так далее.)

Так прошло четыре более или менее счастливых года. Были большие залы и маленькие залы, грим, валерьянка, аплодисменты, а после - "острова - усталость и сон, как успех, полёт невесом."

А потом кружок расформировали. Единственный (гораздо более пафосный) аналог существовал во Дворце Пионеров и просто так записаться туда было нельзя: проводились вступительные экзамены и конкурс был довольно большой. Я читала хорошо отработанную "Ворону и лисицу", сильно нервничала, но комиссия (пять очень серьёзных людей в возрасте) отнеслась к моему выступлению вполне благожелательно. Улыбались, под конец даже кто-то сдержанно засмеялся. Меня взяли.

Новая преподавательница, помоложе (назовём её Б) не выражала восторга по поводу моего чтения, считая его неестественным.

- Это ты читала с жестами на вступительном? - спросила она. (Я подтвердила.) - Не надо так делать, ты как кукла.

- Но всем же понравилось, они смеялись, - растерялась я.

- Понимаешь, это не над стихотворением, а над тобой смеялись, - объяснила Б.

Я отзанималась по инерции ещё месяц, а потом ушла, больше никогда не возвращалась к художественному слову и ни разу об этом не пожалела. Жалела о другом: что не ушла сразу непосредственно после этого разговора. Хотя более чем вероятно, что Б была права.

Poll #2098788 Опрос запилим?

Кто из них был прав?

Преподавательница А - потому что поддерживала интерес к деятельности
22(73.3%)
Преподавательница Б, потому что сказала правду
8(26.7%)
promo taffy729 august 14, 2013 00:47 17
Buy for 100 tokens
Чем дальше в лес, тем меньше онлайн.
капитан алатристе

С невероятным волнением

Тут отвисла у меня прямо челюсть -
Ведь бывают же такие промашки!
Видно, сучий сын, пижон-порученец
Перепутал в суматохе бумажки.




Подзабыла название любимого житковского рассказа "Элчан-Кайя", нашла, с удовольствием перечитала, озадачилась, где дело происходит (потому как есть сильное подозрение, что где-то совсем рядом - Крым, может быть?), полезла искать и нашла АННОТАЦЫЮ, которую не могу не привести целиком:

Здравствуй, дорогой незнакомец.

(И тебе алло, добрый человек!)

Книга "Элчан-Кайя" Житков Борис Николаевич не оставит тебя равнодушным, не вызовет желания заглянуть в эпилог. Увлекательно, порой смешно, весьма трогательно, даёт возможность задуматься о себе, навевая воспоминания из жизни.

(Навевая, сцуко. Вот ведь какая подлость - навева-а-я. Так сразу и вспоминаю, как рыла я некогда колосником заброшенную могилу на татарском кладбище - ажно слёзы наворачиваются. )

С первых строк обращают на себя внимание зрительные образы, они во многом отчётливы, красочны и графичны. С невероятным волнением воспринимается написанное! - каждый шаг, каждый нюанс подсказан, но при этом удивляет.

(Что ж тебя удивляет, болезный, и зачем ты сейчас восклицательный знак из пальца высосал?)

Развязка к удивлению оказалась неожиданной и оставила приятные впечатления в душе

(Да, гибель судна при мистических обстоятельствах всегда оставляет приятные впечатления. К удивлению. )

Обильное количество метафор,

(Шоб у тебя мочеиспускание было такое же обильное, как тех метафор!)

которые повсеместно использованы в тексте, сделали сюжет живым и сочным. Зачаровывает внутренний конфликт героя, он стал настоящим борцом, и главная победа для него - это победа над собой.

(Христо прям Павка Корчагин, да.)

Создатель не спешит преждевременно раскрыть идею произведения, но через действия при помощи намёков в диалогах


(объясните мне, как это - действия при помощи намёков в диалогах?)

постепенно подводит к ней читателя. Большое внимание уделяется месту происходящих событий, что придаёт красочности и реалистичности происходящего.

(А употребление штампов, не несущих никакого смысла, придаёт профессионализма и эрудированности пишущего.)

Очевидно, что проблемы, здесь затронутые, не потеряют своей актуальности ни во времени, ни в пространстве.

(Да, кэп. Особенно в пространстве не потеряют.)

Интрига настолько запутанна, что несмотря на встречающиеся подсказки невероятно сложно угадать дорогу, по которой пойдёт сюжет.

(Чё, правда? Прям настолько? Даже не догадываешься?А как же действия при помощи намёков в диалогах?)

"Элчан-Кайя" Житков Борис Степанович читать бесплатно онлайн невозможно без переживания чувства любви, признательности и благодарности.

(Именно. Верные слова нашёл, бродяга. Любви, признательности и благодарности.)

А теперь - внимание, фокус! Берём "Муму". Тоже хорошо получается. Внутренний конфликт героя, борьба с самим собой, развязка к удивлению оказалась неожиданной и оставила приятные впечатления в душе.

Берём стишок "Идёт бычок, качается" - тоже неплохо. Хотя и присутствуют намёки в диалогах ("сейчас я упаду"), интрига настолько запутана, что невероятно сложно угадать дорогу, по которой пойдёт сюжет. Навевает воспоминания из жизни. Также большое внимание уделяется месту происходящих событий ("доска кончается"), что придаёт красочности и реалистичности. Развязка оказалась неожиданной.

Возьмём "Нашу Таню". Проблема, здесь затронутая, не потеряет своей актуальности. При помощи намёков в диалогах читателя постепенно подводят к мысли, что не утонет в речке мяч. С невероятным волнением воспринимается написанное! Читать это бесплатно онлайн невозможно без переживания чувства любви, признательности и благодарности.

Если кто помнит, как Тюбик в Цветочном городе портреты писал, так это самое оно.
капитан алатристе

Держаться корней

В самом деле,  можно подумать,  что русский фольклор не для домохозяек писан.  Как говорил товарищ Сухов,  женщина - она тоже человек. Восстановим же справедливость!

Взялся за гуж - положи на место.

Взялся за гуж - руки не забудь помыть.

Неча на зеркало линять. Просто неча,  и всё.

Как волка ни корми,  всё равно ключи забудет.

Не всё - коту!

Под лежачий камень шваброй не залезешь.

За двумя зайцами погонишься - ни один сор из избы не вынесет.

Один в пыли не волен.

капитан алатристе

Маленькая серебряная машинка


Сорок два, и душевное спасибо всем за поздравления. Беспечно прошли годы, как говаривал Пётр Первый, - весело, шумно, бестолково и весьма глупо.

С юных лет у меня была страстишка к восстановлению утраченного (с годами выросшая в полноценную манию), что в какой-то мере объясняет трепетную любовь к пазлам, квилтингу, мозаике и Tiny Bang Story, а когда ей дали новую юбку, она, дура, её на лоскуты изрезала. Кстати, я по-прежнему придерживаюсь убеждения, что тех, кто пишет слово "мозаика" самизнаетекак, по ночам забирает Мазайка и топит в мешке. Поэтому они скоро кончатся.

Так вот, я восстановила большую часть утраченных детских книг, кое-какие места, вещи, запахи и переводы. Особенно горжусь нахождением сложносочинённого санаторного запаха, состоящего из лимонной герани, отделения физиотерапии и некоего папоротника (папоротник все ещё в розыске), а также книги детских стихов с иллюстрациями Монина (не купила, но приятно знать, что она существует.)

Мироздание, само склонное к регенерации, с симпатией отнеслось к моим поползновениям и начало возвращать. И тут мы плавно переходим к Маленькой Серебряной Машинке, неназойливо упомянутой на фото между Пниным (бедный, все теряющий Пнин с его ай хаф нафинг, ай хаф нафинг лефт!) и котом, который просто не пожелал подвинуться.

Это теперь гуглище считает Маленькую Серебряную Машинку китчем времён СССР, а для меня в своё время она являлась одним из критериев прекрасного, наравне с гранёной розовой подвеской в тёмной оправе, которая в тяжёлую минуту всегда была готова предоставить для утешения шесть розовых ламп с мерцающей радужной каймой.

Машинка как-то ассоциировалась с блеском и нищетой Золушек: то ли кабриолет/ландо/экипаж, в котором счастливый принц катал свою возлюбленную после того, как её транспортное средство окончательно перезрело, то ли серебряная ложечка в разноцветном мороженом, которым тот же принц, но безутешный ( на подушках и в чёрном бархате), закрыв лицо рукой, заедает разлуку с прекрасной незнакомкой.

Утратила я её странным образом. Вещицу углядел одноклассник (с удовольствием замечу, что звали паршивца Женей Шевченко, и он был не особенно благополучным мальчиком с хроническим насморком и какой-то такой же насморочной неспособностью к учёбе) и весь день выпрашивал её, клянча и канюча. И я эту машинку - отдала. Причём даже не для того, чтобы он отвязался, а из какого-то брезгливого интеллигентского стыда за другого, из невозможности видеть, как человек унижается из-за вещи.

Жалела я о ней несказанно, и даже с годами не совсем забыла. Но неожиданно среди каких-то мужниных Очень Нужных Железячек, требующих упорядочивания, обнаружилась родимая - со своей прозрачной коробочкой и в полной сохранности.

Теперь-то я вижу, что она пластмассовая. Но как знать, таким ли уж серебряным было ландо золушкиного принца при ближайшем рассмотрении?
капитан алатристе

Лошадь эстетическая

А вот я вам про лошадь расскажу, пока то да се. Только это.. впечатлительные которые, лучше не надо. Честно говорю, не надо.
Происхождение Лошади Эстетической покрыто тайной, однако могу предположить, что у некоего местного скульптора пристрелить не поднялась рука. Или же приехал в станицу некий искусствовед, и от избытка свежего воздуха приснился ему кошмар. И был тот кошмар такой убийственной эстетической силы, что взял да и сам собою материализовался. Вот так:



Она, значит, раскинув ноги, подобно девке площадной.. а впрочем, нет, обратите внимание, проблемные места скромно прикрыты блондиновым хвостиком. Фиговый листик все видели, но есть, однако, еще и фиговый хвостик:



Эстетическая Лошадь бесстыдно, значит, лежала у дороги, украшая собой пространство между аптекой, парикмахерской
и магазином игрушек и заставляя призадуматься, рекламой чего она, собственно, является. Игрушки отпадали сразу - лошадь явно была из категории 18+. Для парикмахерской она вполне подходила, но почему тогда на кровати? Или это такой символический фольклорный Емеля, только лошадь?


Если же лошадка больна, отчего у неё такой оптимистичный взгляд и светлая улыбка? Посмотрите, какая у нее улыбка. Так и хочется сказать: лошадь, не надо.



Может, все-таки игрушки? Такие улыбки я видела только у попсовиков-затейников да еще у зайчиков Зарубина..
И тут я поняла. Это. Такая. Специальная. Лошадь. Чтобы вокруг неё бегать и кричать "Лошадка гыыы!"
Она идеально подходила для этой цели.
Очень хотелось,но я не посмела. Народу было много.
Вдруг они эту лошадь как-то иначе понимают.
капитан алатристе

Снова художники: гении и варвары

художник варвар кистью сонной
картину гения чернил
но тут пришла маляр варвара
и забелила всё назад

художник варвар кистью сонной
писал всю жизнь одних варвар
напрасно очередь стояла
из надей клавдий и светлан

художник варвар кистью сонной
картину гения чернил
а сзади вдруг художник гений
как даст палитрой по башке

художник варвар кистью сонной
картину гения чернил
и плакал и чернил и плакал
февраль его достал уже
капитан алатристе

пирожки про художников

Выношу из комментариев чудесный пирожок christiduvall, открывающий тему художников:

художник варвар кистью сонной
подъезд задумал расписать
уже он написал про цоя
и подступает к слову жив

Ну, и я сюда добавлю до комплекта:

вот тут чего то не хватает
художник думал про себя
четыре трупа возле танка
дополнят утренний пейзаж

жил был художник гениальный
имел он домик и холсты
и эту чертову актрису
и эту долбаную жизнь

ну что ж картина неплохая
вулкан мне очень удался
а вот кларнет верните клара
в душе я всё же музыкант
капитан алатристе

Репино (часть 2)

И лыжи. Ах, какие в Репино были лыжи! Через дорогу, чуть в отдалении стоял Дом отдыха кинематографистов. То ли сами кинематографисты вставали рано, то ли кто-то о них заботился, но только каждый день поутру, когда ни выйдешь, к твоим услугам всякий раз была прекрасная накатанная лыжня. Сначала она шла вдоль заснеженной дороги, а потом углублялась в прекрасный, сказочный, таинственный лес. Ели сгибались в дугу под тяжестью снега, вызывая в памяти аппетитное слово "лапник". Другие стояли по обе стороны лыжни - огромные, черные, сумрачные и вместе с тем необыкновенно уютные. Раз, два, три - лесная фигура, замри! Каждая лапа была украшена персональным сугробом. Надо всем этим царил холодный белый свет. И ни души вокруг не было. Идеальная, умиротворяющая тишина, полная молчаливого достоинства. Эти ели были абсолютно правы: не стоило суетиться, шуметь и шелестеть. Зима - это время помолчать и подумать.
Иногда их размышления нарушались криком сойки, неожиданно снявшейся с пригретого места. Сидела, дрожала - и вдруг на тебе! - то ли вспомнила о чём- то важном, то ли просто захотела встряхнуться. Трепетали крылья, сыпался снег, проносилась над головой тень ( боковым зрением она виделась куда больше самой сойки) - и вот она уже поглядывает с ближайшего дерева, наклоняя голову так и эдак, как ценитель живописи на выставке.
Сойку не особо жаловали. Она считалась сильной и жадной птицей, способной объесть синиц, снегирей и прочую мелочь. Кормушка не была рассчитана на неё; изящная деревянная этажерочка позволяла забираться внутрь только маленькой птичке вроде воробья. Это казалось мне не особенно справедливым.
Иногда прилетал дятел; этот только на сало, крошки его не интересовали. Нарядный и щеголеватый, он умел ловко прицепляться к самому краю кормушки, тогда как сойке приходилось всячески изворачиваться, чтобы просунуть голову к лакомым кусочкам. Её появление сопровождалось таким звуком, как будто резко развернули и сложили веер. Бежевая, с ярко-голубой вставкой, словно обведённой тушью, и нахальными гусарскими усами, она всё же была очень хороша.
Была в лесу и ольха. Само дерево было не таким уж заметным, но оно роняло на лыжню тонкой работы шишечки - по две-три на изящной ветке. Некое их подобие я видела в составе кованой ограды - теперь уже не вспомню, где. Ольха по праву могла гордиться своими изделиями, поскольку чугунная вариация была куда грубее.
Ходили гулять на залив. По дороге к заливу были Дом с Цветными Стеклами и Нагая Нина. На склонённом затылке и плечах мраморной Нины лежали пласты снега, и бабушка говорила, что Нина мерзнет. Мне, впрочем, не верилось: Нагая Нина была явлением того же порядка, что и снег - чистая, светлая и холодная, до такой степени зимняя, что казалось, она должна существовать только в это время года.
Зато сам залив был куда интереснее летом. Зимой это была просто белая равнина до самого горизонта. А летом его неброская красота была так приятна. Серое небо, серый песок, сосны и перламутровые раковины мидий. Мягко, мягко наползает на берег волна. После я лишь однажды видела такой жемчужно-серый цвет - через несколько лет, на выставке питерских акварелистов. Фамилии художницы уже не помню, а картина называлась "Старый фонарь". На ней был изображен разбитый фонарь, наполовину занесённый тем самым туманным, мгновенно узнанным песком Финского залива.
капитан алатристе

Репино

В Репино ездили с Финляндского вокзала. Вокзал был прохладным, таинственным и сумрачным. В высоченном зале стояли новенькие, необыкновенно привлекательные красно-коричневые автоматы, где следовало покупать билеты. Автоматы мягко, утробно урчали, перемигивали, вспыхивал красный огонек. В подставленную ладонь ложились билеты. Другой автомат умел разменивать деньги (ах, как монетки звенели, падая в металлический лоток!). Хитрые штуковины были куда интереснее кассы. Тайна вокзала заключалась в том, что он, такой сказочный, имел отношение к пионерам, вымпелам и другим скучноватым и прямолинейным вещам. Вокзал был коричневым, а пионерские аксессуары - красными, и это мешало уловить взаимосвязь. Впоследствии выяснилось, что объединяло их дело Ленина, которое жило и побеждало. Дело у Ленина было таким: его запихивали в прорезь автомата и он долго гремел там, размениваясь. Монета с его изображением называлась "лысый", но говорить это вслух не разрешалось. Я получала немалое удовольствие, понуждая вождя заняться своими прямыми обязанностями (какой-никакой, а посильный вклад в дело партии, ведь без посторонней помощи Ильич разменяться не мог.), и была до крайности разочарована, узнав, что Дело заключалось совсем не в этом, а в том, что в своё время Ленин влез на приземистую железную штуковину, за которой начинались платформы, и что-то оттуда говорил. Взрослого человека было трудно представить за таким занятием, и я безмятежно решила, что лез он в детстве. Правда, завитой барашком мальчик со значка выглядел примерно, но мало ли, что в жизни бывает. Шкурки-то яблочные съел, вазу хрустальную разбил, следовательно, мог и по железякам лазить.
В окне электрички убегали назад снег, черные игрушечные домики, заборы, кусты и опять снег. Неожиданно к самому окну поднималась платформа, поезд останавливался, а потом все начиналось сначала. "Белоостров, Солнечное...Репино"- услужливо подсказывает память. В Репино была служебная квартира бабушки Изы, которая в то время работала хирургом в сестрорецкой больнице. Белые приземистые корпуса, сугробы с протоптанными дорожками и раскидистые заснеженные кусты. В ординаторской необыкновенно интересный стенд, целиком посвященный камням желчного пузыря. Он представлял собой добротное, тщательно исполненное наглядное пособие. Камни были самыми что ни на есть настоящими, приклеенными к основе. К ним прилагались аккуратные пояснения, абсолютно мне непонятные. Пара особенно крупных камней, желтых с черными точечками, так приятно выглядела, что было удивительно, как владелец решился с ними расстаться.
Доктора и больные называли бабушку очень красиво - Изольда Анатольевна. Имя походило на ручей, один из тех, каких было много по дороге от станции к дому. Они пробивались по весне как раз изо льда. Где-нибудь у корней сосны большущий сугроб подтаивал снизу, оставаясь вверху ещё снежным, нетронутым, с синим отливом, и у его основания появлялась тонкая хрусткая льдинка, из-под которой неторопливо журчал по темно-рыжему зернистому песку мелкий ледяной ручеек, и вода заплеталась на дне в сложные косички.Collapse )
капитан алатристе

Питерские задворки.

Да, так вот о куче. Собственно говоря, это была свалка. Но, сколько я помню, никто и никогда не называл её ни свалкой, ни помойкой , ни мусоркой . Может быть, потому, что мусорных баков, как таковых, не было, а была, действительно , огороженная куча. Мусор выносили "на кучу". На кухне была дверь, а за ней - тамбур, в котором на двух полочках стояли мусорные ведра - у каждой квартиры своё. Тамбур закрывался на массивный кованый крюк, отполированный руками и на вид очень старый. Дальше была черная лестница. По парадной ни под каким видом мусор не носили, и о такой возможности говорили с ужасом. Черная лестница почему-то казалась длиннее. Она была узкой, запущенной,но с большими светлыми окнами. Только сейчас я поняла, что это было сделано для того, чтобы хорошо смотрелись витражи , разделяющие обе лестницы . Помнится, в детстве казалось очень забавным, что с той стороны витраж "наизнанку".
Небольшой дворик-"колодец" угрюмым не был, несмотря на полное отсутствие зелени. Холодным - да, во всех смыслах, строгим , даже чопорным - пожалуй. Иногда казалось, что дом поглядывает на меня снисходительно-небрежно: ишь, малявка какая-то с ведром..Collapse )